4/2013, venäjänkielinen

Взгляд выпускника на уровень знаний языка и культуры у специалистов области российских исследований – Почему язык (тоже) важен

Русский язык — заметный пункт сужающегося языкового выбора финнов

В международной практике важно владеть языком изучаемого региона (EK 2009). Этот естественный факт, однако, не является решающим в языковой политике высших учебных заведений. В данной статье мы познакомимся с тремя живыми примерами того, почему этот принцип должен стать руководящим.

Центральный союз деловой жизни давно подчеркивал необходимость разностороннего развития языкового образования, но финские вузы двигаются в обратном направлении. В 2009 году 90 % ресурсов языкового обучения некоторых вузов приходились на английский и шведский языки (Huhta & Ala-Louko 2011), и с тех пор ситуация вряд ли улучшилась. В водовороте экономики легко сократить выбор, если знание языка не кажется частью профессиональных навыков. Обязательное изучение третьего языка в учебной программе встречается редко, и в худшем случае воспринимается как хобби. Мнение Центрального союза деловой жизни о том, что в работе недостаточно английского, а также цели ЕС, подчеркивающие важность многоязычности, не смогли заставить вузы пересмотреть свою языковую образовательную политику. (сравните Ylönen ja Kivelä 2011: 55). Представление о том, что с английским можно добиться успеха во всем, глубоко пустило корни.

Если языковой профиль финнов сравнить с двумя другими странами в составе ЕС с небольшой областью распространения языка, Нидерландами и Швецией, и выбрать в качестве объекта для сравнения крупнейшие языки, за исключением английского — то есть немецкий, русский, французский и испанский — результат не будет лестным для финнов (European Commission 2012, 31). По нашим собственным оценкам, французским, немецким и испанским чаще владеют голландцы и шведы, чем финны, хотя что касается французского и испанского, разница со шведами не очень большая. Единственный пункт, где мы преуспели — это в знании русского языка: в общей сложности 2% финнов считают, что могут работать на русском языке, в то время как в Нидерландах и Швеции это количество составляет 0%.

Таким образом в отношении России ситуация на национальном уровне более обнадеживающая. Одно из пяти стратегических направлений развития УПН Кюменлааксо на 2010-2015 г.г. — интернационализация и, особенно, развитие специализации по России, поэтому русский язык занимает особое положение. Далее мы познакомимся с тремя специалистами по России, выпускниками УПН Кюменлааксо.

Три выпускника УПН Кюменлааксо, специализирующихся на региональных исследованиях по России: краткое представление

Магистр управления предприятием Ниина Хяркёнен вернулась в УПН Кюменлааксо, чтобы продолжить обучение. Она работает в транспортно-экспедиционной компании в Котке, которая доставляет контейнеры в Россию через Котку. До этого она пыталась работать с тремя работодателями, ориентированными на Россию. Во время учебы она участвовала в программе обмена с партнером УПН Кюменлааксо в Санкт-Петербурге, ИНЖЭКОНом. Инженер-лесотехник Маркус Рантаваара живет в Санкт-Петербурге и работает в финской компании в сферы лесозаготовки. Во время учебы он проходил практику в Вологде, а после выпуска работал в Консульстве Финляндии в Мурманске. Магистр управления предприятием в сфере логистики Хейди Лехтикангас работает планировщиком материально-технического обеспечения в логистическом центре товаров повседневного спроса в столичном регионе. Она проучилась один год в ИНЖЭКОНе в Санкт-Петербурге. После выпуска Лехтикангас вернулась в Петербург на полтора года и работала в Генеральном консульстве Финляндии, после чего недавно вернулась в Финляндию.

Похожие первые шаги специалистов по России

У всех троих были в чем-то похожие первые шаги на их карьерном пути как специалистов по России. Хяркёнен в свое время сделала смелый шаг, решив поехать учиться по обмену в ИНЖЭКОН в Санкт-Петербург, посетив до этого страну всего один раз. Лехтикангас рассказывает о первом опыте встречи с русской культурой во время поездки в Новгород и Петербург в рамках культурного курса УПН Кюменлааксо, которая также включала посещение фанерного завода, которым руководит выпускник УПНК. После этого Лехтикангас участвовал в нескольких интенсивных курсах в России. Подобные ознакомительные поездки с посещением предприятий и вузов организуются в УПНК в рамках курсов по языку и обычаям. Рантаваара того же мнения: ”Самым важным во время учебы было впервые поехать в Россию, чтобы избавиться от предрассудков. Потом появился стимул попасть в Россию.”  Лехтикангас рассказывает, что ее энтузиазм по отношению к России получил начало на интенсивных курсах.

Все трое начали изучать русский язык с самого начала, с первого курса в УПНК. Хяркёнен также рассказала о своей учебе в народном училище и курсах, организованных работодателем. Хяркёнен и Рантаваара изучали русский в УПНК по программе ”Тандем” вместе со студентом, для которого русский был родным языком.

Все трое подчеркивают, что использование языка в практических ситуациях, на работе и в свободное время было существенно важной частью его изучения. В обязанности Лехтикангас в визовом центре входил контроль обслуживания клиентов. ”Живя в Петербурге, я изучала русский активнее, чем на лекциях”, — подтверждает Лехтикангас. Помимо практического использования оправданы и упорные систематические занятия: Рантаваара, живущий в Петербурге, по-прежнему регулярно берет частные уроки русского языка.

Уроки России

На курсах модуля УПНК, посвященного России, можно познакомиться не только с языком, но и с российским обществом, экономикой и повседневной жизнью. Лехтикангас рассказала, что прочитала несколько книг, посвященных русскому менталитету, которые расширили ее кругозор. Все трое, однако, отмечают, что важнее всего познакомиться с русским менталитетом на практике — Россию невозможно изучить на курсах. Знакомство с русскими открывает множество дверей. ”Самая эффективная учеба начинается тогда, когда уровень знания языка позволяет понимать, что происходит вокруг”, — подтверждает Рантаваара.

Лектор российского направления в УПНК Сойли Лехто-Кюлмянен напоминает, что рекламируя российское регионоведение не следует мистифицировать Россию и сильно отделять ее от остального мира. Специализация по России — это применение хороших профессиональных навыков в российских условиях.

Россия научила троих выпускников примерно тем же принципам. ”Выдержка, по крайней мере в отношении сроков”, — важный урок, который получили Рантаваара и Лехтикангас. Хяркёнен научилась восхищаться русской предприимчивостью: ”Если у кого-нибудь есть идея, которая хоть немного работает — создается предприятие”. Рантаваара также отмечает, что на месте узнаешь, что многие вещи на самом деле сильно отличаются от того, как их преподносят финские СМИ. ”А также важность семьи для человека”, добавляет Хяркёнен. ”О своей семье заботятся. Всегда”.

Столкновение опыта выпускников и ”квантитативной” педагогики

Всем троим задали вопрос, как УПН мог бы улучшить свою подготовку будущих специалистов по России. Рантаваара и Хяркёнен подчеркнули, что русский язык необходимо преподавать постоянно, весь учебный год, в разных аспектах и на достаточно высоком уровне. ”Более подробные и сложные языковые курсы в большем объеме”.

Здесь мы видим уже два противоречия с действительностью финских УПН. Поскольку предметы по русскому языку в системе образования не собраны в одну совокупность, и их выбирают по одному курсу за раз, из года в год количество выбранных курсов снижается. Исходя из принципов ”квантитативной педагогики” (название принадлежит нашему коллеге Мартти Кеттунену), организовывать обучение для небольшой группы не имеет смысла, поэтому изучение языка всегда прекращается прежде, чем ученики достигнут уровня B1 так называемого самодостаточного владения (минимальный уровень при изучении, например, шведского языка). Лектор русского языка Пирьо-Лииса Вайттинен также подчеркивает важность постоянной работы. Она считает, что программу для специалистов по России необходимо зафиксировать в учебном плане.

Решения из России и из интернета

В России проблема постоянного изучения языка решается по-другому: в Санкт-Петербурге Институт международных образовательных программ при Государственном политехническом университете подготавливает специалистов по Финляндии, Швеции и Китаю. Учебная программа включает язык региона, например финский, на протяжении всего времени обучения. Таким образом постоянное изучение языка включено в учебный план. В Финляндии Языковой парламент (2011) в своем отчете подтвердил, что важность знания языка и коммуникации должна быть признана во всех сферах (2011). Язык должен занимать в учебном плане более прочную позицию. Хотелось бы увидеть более открытый диалог о важности знания языка как части профессиональных навыков, выходящий за пределы вузов, в том числе, например, с участием совета ректоров УПН ARENE.

Открыть курсы делового русского языка еще сложнее, чем достаточно распространенные общие курсы языка: их создание возможно только в сотрудничестве с университетами, например в виде Интернет-курсов. Не каждый сможет стать специалистом по России, русский язык и сама Россия всегда будут делом относительно небольшой группы людей. Даже если упомянутые 2% финского населения, говорящие на русском, удвоятся, все равно речь будет идти о достаточно небольшом проценте. Необходимо решить вопрос о том, как дать возможность маленькой группе улучшить свои знания о России и русском языке, когда учебную программу определяет количество участников. Дробное распределение знаний по русскому языку и России между всеми на минимально необходимом уровне вероятно является растратой и без того скудных ресурсов. Ситуация с другими ранее упомянутыми международными языками еще хуже; например, в некоторых УПН выпуск специалистов по Франции прекратился и язык больше не преподают.

На что еще надеются выпускники? Кроме языковых курсов Рантаваара считает необходимым создавать курсы, ”которые бы вызывали интерес к России и демонстрировали ее положительные и интересные стороны”. ”Стоит показать, что Россия отличается от Петербурга”. Хяркёнен добавляет: ”Было бы неплохо уже во время учебы послушать лекцию какого-нибудь специалиста, долго работавшего в России, с рассказом о российском подходе к ведению дел”.

Мнение студентов поддерживает и лектор по русскому языку Марья-Лииса Сирен-Хухтинен, которая хотела бы иметь выбор разносторонних языковых курсов с интенсивным обучением, программой ”Тандем” и экскурсиями. ”В нашей деятельности должны быть и поощрения”. Трое выпускников, участвовавших в интервью — живое доказательство аргумента Сирен-Хухтинен о том, что студенты, которые осмелились поехать в России и упорно продолжать учебу, хорошо продвинулись по карьерной лестнице.

Чему мы можем научиться у русских? Хяркёнен советует гордо выпятить грудь, подобно русским. ”Самоуважение. Финны напрасно преуменьшают свою квалификацию и успехи. Если все удалось, стоит этим гордиться”.

Русские умеют это делать. Как и выпускники УПНК направления российских исследований.

Author

Старший преподаватель, лиценциат философии Тармо Ахвенайнен, Университет прикладных наук Кюменлааксо

EK, Elinkeinoelämän keskusliitto. 2009. Työelämässä tarvitaan yhä useampia kieliä. EK:n henkilöstö- ja koulutustiedustelu 2009. Доступно по адресу: www.ek.fi. Ссылка: 08.11.2013.

European Commission, 2012. Directorate-General for Communication  EUROPEANS AND THEIR LANGUAGES. Special Eurobarometer 386 / Wave EB77.1 Special Eurobarometer.

Huhta, Marjatta & Ala-Louko, Ritva, 2011. Puolueiden kuunneltava työelämän kielitarpeita. Lapin Kansa. 9.4.201.

Kieliparlamentti 2011. Kannanotto työelämän kieli- ja viestintätaidoista. Kielikoulutuspoliittinen verkosto. Доступно по адресу: http://www.kieliverkosto.fi/materiaalit/. Ссылка: 08.11.2013.

Ylönen, Sabine & Kivelä, Mari. 2011. The role of languages at Finnish universities, University of Jyväskylä. Apples – Journal of Applied Language Studies. Vol. 5, 3 , 2011, 33-61. Доступно по адресу: http://apples.jyu.fi/ArticleFile/download/195. Ссылка: 04.11. 2013.

Edellinen artikkeliSeuraava artikkeli