4/2013, venäjänkielinen

Точка зрения на специализацию по России

Нехватка финских специалистов со знанием русского языка в целом считается проблемой, но для предприятий это определенно не самая большая проблема. В сущности к недостатку языковых знаний добавляется отсутствие понимание бизнес-культуры и общее размытое представление о России. Данная ситуация особенно заметна в экспортных предприятиях, так как финские компании, работающие в России, могут прибегнуть к помощи русского персонала и использовать, например, английский язык для общения. Крупнейшие проблемы, препятствующие торговле — это таможенное оформление и логистика, бюрократия и коррупция. Из этого легко сделать по крайней-мере один вывод о том, что важно не только знание языка, но также культуры и бизнеса. Прежде всего от специалиста по России требуются хорошие общие знания о стране, знание языка и ситуативное понимание рабочих условий. Зачастую решение проблем бюрократии и коррупции требует больше культурных, чем деловых знаний.

Нельзя переоценить значение знания иностранного языка в международной торговле. Это верно и в отношении России и русского языка. Можно работать и без знания языка или использовать английский после того, как кто-то со знанием русского исследовал рыночную ситуацию, определил конкурентов, цены и каналы распределения, конкретные потребности клиентов, методы и каналы обеспечения сбыта, и разобрался с необходимыми документами и законодательством. Только специалист, знающий русский, сможет получить информацию о рынках, сведения об экономике различных регионов России, найти новых клиентов и поддерживать с ними связь. Также часто это такие сведения, при поиске которых важно знать цели и план предприятия, поэтому для выполнения подобной работы не всегда разумно привлекать российских специалистов со стороны. Подобными навыками должны обладать сотрудники компании.

Работа в России не просто отличается от работы в Финляндии, но на данный момент это уже в большей степени международная рабочая среда. Большая часть финских предприятий в России расположена на европейской территории — на Северо-западе, а часть из них на достаточно небольшой территории вокруг Санкт-Петербурга и Москвы. Хотя частью российских предприятий руководит ”старая школа”, и у этих немолодых руководителей не обязательно есть образование в сфере бизнеса, по крайней мере предприятия, вставшие на путь интернационализации, демонстрируют методы молодого поколения, получившего образование в западных бизнес-школах. Речь, однако, не идет о механическом переносе западных бизнес-методов, не говоря уже о бизнес-культуре, в Россию. Так никогда не происходит: мы знаем как британскую, французскую, так и финскую бизнес-культуры и стремимся понять разницу между ними, чтоб успешно работать на этих рынках. Недостаточно только распознавать ошибки. Также нужно стремиться применять навыки и составлять список приоритетов на основе своего опыта, и придавать значение как явлениям и их последствиям, так и разговорам.

Знание русской культуры как часть специализации по России

В опросах работодателей обычно встречается несколько ответов, в которых поощряется чтение студентами Достоевского и Толстого. Это подтверждает, например, Риикка Невалайнен (2009) в своей дипломной работе. Когда речь идет о финских регионоведах, специализирующихся на России, подчеркивается необходимость знать историю и культуру изучаемой страны. Тимо Вихавайнен (1997) пишет в своей статье ”Что представляют собой знания финнов о России и для чего они нужны” в газете ”Idäntutkimus”, что было время, когда ЕС считал, что финны достаточно хорошо знают своего соседа. Когда выяснилось, что предположение не совсем соответствует действительности, начались разговоры о специализации на России. Вихавайнен рассуждает о том, каких знаний о России ждут от нас россияне и какую пользу нам может принести глубокое знание и понимание этой страны. От отмечает, что ”русские не будут очень уж уважать тех экспертов, которые способны продать им водку или дать хороший совет, но чьи знания о культуре и истории России очевидно очень посредственные”.

Вихавайнен также задается вопросом: а что, если вторая сторона вообще бы не получала образование? Означало бы это, что все курсы были пройдены впустую? И отвечает: ”Даже самый необразованный бизнесмен связан с собственной историей и культурой и общается через призму связанных с ними концепций и опыта. Они формируют его ментальность, осознает он это или нет”. Знание развитой русской культуры само по себе не является целью, но создает возможность познакомиться с образом мышления и его элементами, которые невольно передаются от поколения к поколению при каждом культурном переходе. Они проявляются в нашем поведении, во время консультирования или совершения покупок и служат для установления связи в разных эмоциональных условиях.

Высшее профессиональное образование включает слишком мало культурно-просветительских аспектов. Классическое понятие бизнес-образования, активно использовавшееся еще несколько десятков лет назад, было забыто. Пекка Нуммела, Мерви Фриман, Осмо Лампинен и Матти Веса-Воланен в отчете (2008), опубликованном Министерством образования и культуры, рассуждают о том, почему между университетами прикладных наук и просвещением такие напряженные отношения, и как можно было бы сделать просвещение частью основы университета прикладных наук. Во многих образовательных программах УПН рассматриваются вопросы, понимание которых требует хорошего общего образования. Это особенно важно для студентов направления международного бизнеса. Знание совместной финской и русской истории дает темы для разговора. Просвещение создает лучшие предпосылки для оценки воплощения социальной, общественной и экологической ответственности, а также других этических вопросов предпринимательской деятельности, в том числе и в России. Их важность определяется в соответствии с доминирующими в культуре ценностями, а не только на основе договоров или экономической выгоды. В стране, чья бизнес-культура не всегда соответствует нашим представлениям о законности и морали, существуют собственные причины для лаконичной политики и практичных основных правил. В современном мире можно требовать способности оценивать последствия основных целей и используемых методов собственной деятельности от каждого, кто работает в международной среде.

Требования к специализации по России проистекают из тех процессов и трат на развитие, которые происходят во внутренних и внешних российских операционных средах. Таким образом речь идет о взаимодействии сложных факторов во времени и пространстве. Информацию, касающуюся России легко получить, но организовать ее в релевантные структуры и совокупности — более сложная задача. Важный анализ развития России осуществляется в ходе исследований на стыке различных дисциплин. Например, для инвестиций и сбыта требуются демографические сведения. Российская операционная среда приобретает все больше глобальных черт, и особенно сильно изменились основные отправные точки предпринимательской деятельности. Чтобы работать специалистом по международным операциям в России, в первую очередь необходимо знать принципы международного бизнеса: его модели и методы, а также влияющие на них международные нормы и организации. Хорошие знания об операционной среде — это основа всего, но настоящий специалист в своей работе опирается на разностороннюю оценку многопланового контекста. Обучение и рабочая практика за границей важны, поскольку повседневная жизнь предполагает наличие различных навыков, когда приходится действовать в таких социальных контекстах, которые требуют умения решать задачи, а не только языковых навыков.

Не следует слишком мистифицировать Россию, но она все же представляет собой другую операционную среду. Старые клише о том, что Россию невозможно понять, следует забыть. Чтобы понять Россию, необходимо знать прошлое, уметь воспринимать основные экзистенциальные вопросы под другим углом и искренне стремиться научиться работать в социальной действительности, формируемой другими условиями жизни. Более подробные рассуждения можно прочитать в нашей статье, опубликованной в 2012 г. издательством Research Publication при Университете прикладных наук Кюменлааксо.

Authors

Лектор, кандидат философских наук, Сойли Лехто-Кюлмянен, Университет прикладных наук Кюменлааксо, Департамент международного бизнеса и культуры
Лектор, доктор общественных наук, Марья-Лииса Неувонен-Раухала, Университет прикладных наук Кюменлааксо, Департамент международного бизнеса и культуры

Lehto-Kylmänen, S., Neuvonen-Rauhala, M-L. 2012. Russia know-how from the point of view of competencies. Case: Kymenlaakso University of Applied Sciences. Publications of Kymenlaakso University of Applied Sciences.Series B. No:74.

Nevalainen R., 2009, Kymenlaakson ammattikorkeakoulun ja Kymenlaakson alueen Venäjän-kauppaa käyvien yritysten yhteistyömahdollisuudet. Opinnäytetyö, Kymenlaakson ammattikorkeakoulu.

Nummela P., Friman, M., Lampinen, O., Volanen V.M. 2008. Sivistynyt asiantuntijuus. Teoksessa Ammattikorkeakoulut ja sivistys, Opetusministeriön julkaisuja 2008: 34, 58–67.

Vihavainen, T. 1997. Mitä on suomalainen Venäjän tuntemus ja mihin sitä tarvitaan? Idäntutkimus, 2/1997, 50–55.

Edellinen artikkeliSeuraava artikkeli

Vastaa

Sähköpostiosoitettasi ei julkaista. Pakolliset kentät on merkitty *